Архив блога

Архипелаг ГУЛаг

А как сохраняются в лагере истые религиозные люди? На протяжении этой книги мы уже замечали их уверенное шествие через Архипелаг — какой-то молчаливый крестный ход с невидимыми свечами. Как от пулемета падают среди них — и следующие заступают, и опять идут. Твердость, не виданная в ХХ веке!

Реклама

Свеча на ветру

-Совесть? — слишком не-ма-те-ри-альна, чтоб жить ей в двадцатом веке. Мы не знаем её компонентов. Формулы. Некоторые считают её просто условным рефлексом. Совесть — чувство факультативное.

Свеча на ветру

-Двадцатый век без науки не был бы двадцатым веком! Это — душа его!

-Или — бездушие?

В круге первом

-Что устарело?! Злодейство устарело??? Да только в нашем веке оно и проявилось впервые, при Шекспире были телячьи забавы! 

Нобелевская лекция

Оказался наш ХХ век жестче предыдущих, и первой его половиной не кончилось всё страшное в нём. Те же старые пещерные чувства — жадность, зависть, необузданность, взаимное недоброжелательность, на ходу принимая приличный псевдонимы вроде классовой, расовой, массовой, профсоюзной борьбы, рвут и разрывают наш мир

В Государственной Думе

Путь к исцелению России не закрыт. И через все развращения, и через все уничтожения, пережитые нами за 70 лет, наш народ ещё удивительно сохранил и разнообразный, и богатый духовный потенциал.

Август 14-ого

-Вы знаете расчет Менделеева? – к середине ХХ века население России будет много больше трёхсот миллионов, а один француз предсказывает нам к 1950-му году – триста пятьдесят миллионов!

-Это в том случаи, если мы не возьмемся выпускать друг другу кишки.

 

Август 14-ого

Тут бы утешиться нам толстовским убеждением, что не генералы ведут войска, не капитаны ведут корабли и роты, не президенты и лидеры правят государствами и партиями – да слишком много раз показал нам ХХ век, что именно ОНИ.

 

Август 14-ого

Не тот был Столыпин министр, кто на оскорбителя ищет параграф закона. Тут он – весь: в ответ на необузданное, ненаказуемое, до проституции распущенное СВОБОДНОЕ СЛОВО ХХ века – послать рыцарский вызов.

 

Речь в Гарварде

Поверхность и поспешность — психическая болезнь ХХ века более всего и выражена в прессе

Как нам обустроить Россию?

Весь XX век жестко проигран нашей страной; достижения, о которых трубили все – мнимые. Мы сидим на разорище.

Как нам обустроить Россию?

Двадцатый век содрогается, развращается от политики, освободившей себя от всякой нравственности. Что требуется от любого порядочного человека, от того освобождены государства и государственные мужи. Пришел крайний час искать более высокие формы государственности, основанные не только на эгоизме, но и на сочувствии.