Архив блога

Архипелаг ГУЛаг

Вот и год уже почти прошел после смерти Сталина, а псы его не изменились. И не изменилось вообще ничто

Реклама

Архипелаг ГУЛаг

Хоть и толкуют нам, что личность, мол, истории не куёт, особенно если она сопротивляется передовому развитию, но вот четверть столетия такая личность крутила нам овечьи хвосты, как хотела, и мы даже повизгивать не смели.

Архипелаг ГУЛаг

Обожествление Сталина и та вера во всё, без сомнения и без края, совсем не были состоянием общенародным, а только — партии

Архипелаг ГУЛаг

На одного Сталина валить? — надо же и чувство юмора иметь. Сталин допустил — так вы-то где были, руководящие миллионы?

Архипелаг ГУЛаг

Безопаснее было при Александре II хранить динамит, чем при Сталине приютить сироту врага народа

Архипелаг ГУЛаг

Бить покорных врагов поодиночке! — что-то очень знакомый закон. Так делал Сталин. Так делал Гитлер.

Архипелаг ГУЛаг

Что это? — Сталин? Но не много ли списывать всё на Сталина, на его коротенькие ручки?

Архипелаг ГУЛаг

Ну, негоже сравнивать мутную душу Сталина с водою Белого моря.

Письмо вождям Советского Союза

Сталин от первых же дней войны не понадеялся на гниловатую подпорку идеологии, а разумно отбросил её, почти перестал её поминать, развернул же старое русское знамя, отчасти даже православную хоругвь, — и мы победили!

Олень и шалашовка

-Детей этих, лагерных, по-моему, надо уничтожить.

-Это почему?

-Ну как же? Он — преступник, она — преступница, какой может быть ребенок? Только преступник. И что он в анкете будет писать, когда вырастет?

-Да… Получается так. Верно.

-А с другой стороны — неверно. Ведь сын за отца не отвечает. Может, наоборот, радоваться надо, что в лагерях дети рождаются? Если б все рожали, это б сколько миллионов солдат лишних, а?

-Тоже верно… Ну, как скажут, так и — будет. Ох, тяжело товарищу Сталину обо всем самому думать.

Олень и шалашовка

-Блатных Сталин любит. Они — «социально-близкие».

На возврате дыхания и сознания

Пристальное изучение нашей новейшей истории показывает, что никакого сталинизма не было, как справедливо утверждает официальные круги нашей страны. Сталин был хотя и бездарной, но очень последовательный и верный продолжатель духа ленинского учения.

В круге первом

Сталин опустился на близкий стул, закрыл лицо руками. Это была собачья старость. Старость без друзей. Старость без любви. Старость без веры. Старость без желаний.

В круге первом

После Победы Сталин вполне искренне сказал, что у русского народа – ясный ум, стойкий характер и терпение.

В круге первом

Когда третьего июля пересохло горло, и на глаза вышли слёзы не случайно с его губ сорвались «братья и сёстры». Ни Ленин ни кто другой и нарочно б так не придумал обмолвиться.

В круге первом

Вождь мирового пролетариата, Собиратель славянства, а матери казалось: неудачник…

 

В круге первом

Сталин знал, что со временем люди все дурное простят, и даже забудут, и даже припомнят как хорошее.

В круге первом

Как царь Мидас своим прикосновением обращал всё в золото, так Сталин своим прикосновением обращал всё в посредственность.

В круге первом

Никто, кроме Сталина, не должен был ничего знать, уметь и делать безупречно!

В круге первом

Доверился Сталин одному только человеку – единственному за всю свою безошибочно-недоверчивую жизнь. Перед всем миром этот человек был так решительным в дружелюбии и во враждебности, так круто развернулся из врагов и протянул дружескую руку. Это не был болтун, это был человек дела. И Сталин поверил ему! Человек этот был – Адольф Гитлер.

В круге первом

Сталин не доверял своей матери. И Богу. И революционерам. И мужикам. И рабочим. И тем более не доверял инженерам. Не доверял солдатам и генералам, что будут воевать без штрафных рот и заградотрядов. Не доверял своим приближенным. Не доверял женам и любовницам. И детям своим не доверял. И прав оказывался всегда!

В круге первом

Сталин страшен тем, что не выслушивал оправданий, он даже не обвинял – только вздрагивал кончик одного уса, и там, внутри, выносился приговор, а осужденный его не знал: он уходил мирно. Его брали ночью и расстреливали к утру.

 

В круге первом

Сталин был подозрительным на каждую мелочь

 

В круге первом

Верны своему Отцу (Сталину) остались только: русские да евреи.

В круге первом

Ленинизм – это безошибочное учение, которому Сталин никогда не изменял: он точно делал, что Ленин наметил, только мягче немножко и без суеты.

В круге первом

Именно знание человеческой природы, именно трезвость всегда помогали Сталину.

В круге первом

Сам Сталин не претендовал на известность, ни на руководство, он только следил за голосованием и кто на каком посту.

В круге первом

Простодушный симпатичный грузин, этим и трогал он всех ведущих, что не лез на трибуну, не рвался к популярности, к публичности, как они все, не хвастался знанием Маркса, не цитировал звонко, а скромно работал, аппарат подбирал – уединенный товарищ, очень твердый, очень честный, самоотверженный, старательный, немножко правда невоспитанный, грубоватый, немножко недалекий.

В круге первом

Сталин ощутил свою главную силу: силу невысказанного решения.

В круге первом

Приедешь в новое место, помолчишь, вопросы задашь, усы поправишь. На одном списке напишешь «расстрелять», на другом напишешь «расстрелять» — очень тогда люди тебя уважать начинают.

В круге первом

Сабли Сталин в руки не брал и под пули не лез, он дороже был для Революции, он не мужик Буденный.

В круге первом

«Что такое диктатура? Неограниченное правительство, не сдерживаемое законами». Написал Сталин на полях: «Хорошо!»

В круге первом

Сталин верно чувствовал в Ленине хлипкость, перебросчивость, наконец плохое понимание людей, никакое не понимание.

В круге первом

Сталин оглядывался трезвыми непредвзятыми глазами. И обдумывал. И ясно понял, что такую важную революцию эти фразёры загубят. И только он один, Сталин, может её верно направить.

В круге первом

Почему наладили всё тяжелое, всё неблагодарное сваливать именно на Сталина?

В круге первом

Сталин это не любил, не умел – выбрасывать слова наперегонки, кто больше и громче.

В круге первом

Изо всей революции Коба особенно полюбил именно эксы.

В круге первом

Как можно больше портретов, как можно больше упоминаний – а самому появляться редко и говорить мало, как будто ты не всё время с ними на земле, а бываешь ещё где-то. И тогда нет предела их восхищению и преклонению.

В круге первом

Сталин – не прощает…

Архипелаг ГУЛаг

Иосиф Виссарионович любит так: не доказать, намекнуть.

Архипелаг ГУЛаг

В предтюремные и в тюремные годы я тоже долго считал, что Сталин придал роковое направление ходу советской государственности. Но вот Сталин тихо умер – и уж так ли намного изменился курс корабля? Какой отпечаток собственный, личный он придал событиям – это унылую тупость, самодурство, самовосхваление. А в остальном он точно шёл стопой в указанную ленинскую стопу, и по советам Троцкого.

 

Архипелаг ГУЛаг

Сталин всегда тяготел к блатарям – кто ж ему грабил банки? Ещё в 1901 году сотоварищами по партии и тюрьме он был обвинен в использовании уголовников против политических противников.

Архипелаг ГУЛаг

Ещё смеют нам визжать: «как вы смели его разоблачать?», «тревожить великую тень?», «Сталин принадлежит мировому коммунистическому движению!» — Да. И – уголовному кодексу. Впрочем, Ленин с Троцким – чем же лучше? Начинали – они.

На краях

А вот чему нельзя бы не научиться у Сталина: он с интересом выслушивал, какие людские потери у противника, и никогда не спрашивал о своих.