Архив блога

Архипелаг ГУЛаг

А что невозможно для коммунистов? Когда щадили они чьи-нибудь семьи? Не стеснялись же «раскулачивать» семьями до малых детей, и с гордостью писать об этом в газетах.

Реклама

Архипелаг ГУЛаг

Коммунисты сумели создать такую систему, что прояви оно великодушие — и мор, глад, запустение, разорение тотчас объяли бы всю страну.

Раковый корпус

-То все профессора, все инженеры стали вредители, а он — верит? То лучшие комдивы Гражданской войны — немецко-японские шпионы, а он — верит? То вся ленинская гвардия — лютые перерожденцы, а он — верит? То все его друзья и знакомые — враги народа, а он верит? То миллионы русских солдат изменили родине — а он все верит? То целые народы от стариков до младенцев срезают под корень — а он верит? Так сам-то он кто, простите, — дурак?!

В круге первом

Атомная бомба у коммунистов — и планета погибла.

В круге первом

История для марксиста наука не трудная.

В круге первом

Большевики настолько беззастенчиво приспосабливаются к моменту, что понадобься нынче провести ещё одно повальное крещение Руси — они бы тут же откопали соответствующее указание у Маркса, увязли бы и с атеизмом и с интернационализмом.

В круге первом

-Уже за Россию вы болеете, убийцы? А не вы её ЗАРЕЗАЛИ в семнадцатом году?

В круге первом

-У вас набралось бранных слов больше, чем научных определений. Когда же я беру тебя за жабры и предлагаю честно спорить, — у тебя нет времени, нет охоты, ты устал! Однако, у вас нашлось время и охота перепотрошить целую страну!

Эго

У карателей выявился разряд людей, уже настолько привыкших к крови, что рука у них подымалась, как муку смахнуть, и револьвер сам стрелял.

Эго

Все убито Советами, на каждом шагу озверелые коммунисты отбирают последнее зерно и расстреливают людей ни за что. Раскалывают наши головы как горшки, ломают кости — и на том обещают построить новый мир

Эго

Крестьяне лишь по рождению, а не по труду, озорные, безшабашные, бездельники, голь, да кто с отрочества болтался чернорабочими при городах да на постройках, там успел лизнуть революционных лозунгов, да ещё все дезертиры с фронта Семнадцатого года, кто торопился на грабеж. Вот все эти — и стали сельские коммунисты, активисты, власть.