Category Archives: Олень и шалашовка

Олень и шалашовка

-Ну, дали бы мне лет пять, я бы в охотку погорбил, — ну зачем пятнадцать сунули? Пятнадцать — зачем? Нет уж, остаток срока пусть мне пахан сухим пайком выдает!

-Як то — сухим пайком?

-Девять грамм.

Реклама

Олень и шалашовка

-И что же ты понимаешь под словом жить?

-А чтоб не ишачить. Пусть другие ишачат.

Олень и шалашовка

-Лишь бы мне сволочью не стать!

Олень и шалашовка

-С какой душой можно работягу обвесить хоть на грамм?..

Олень и шалашовка

-Слушайте, а я, знаете, иногда что думаю?.. Может быть, шкура наша всё-таки не самое дорогое, что у нас есть?

-А — что же?

-Да в лагере как-то сказать неудобно… Может быть, всё-таки.. совесть?

Олень и шалашовка

-Одна нам будет амнистия — амнистия на тот свет…

Олень и шалашовка

-Детей этих, лагерных, по-моему, надо уничтожить.

-Это почему?

-Ну как же? Он — преступник, она — преступница, какой может быть ребенок? Только преступник. И что он в анкете будет писать, когда вырастет?

-Да… Получается так. Верно.

-А с другой стороны — неверно. Ведь сын за отца не отвечает. Может, наоборот, радоваться надо, что в лагерях дети рождаются? Если б все рожали, это б сколько миллионов солдат лишних, а?

-Тоже верно… Ну, как скажут, так и — будет. Ох, тяжело товарищу Сталину обо всем самому думать.

Олень и шалашовка

-Не понимаю, как можно запрещать любовь? Ведь человек же не из дерева, ведь десять лет дают.

Олень и шалашовка

-Какое государство, дурак? Ты в ГУЛАГе живешь!

Олень и шалашовка

-Как же без санчасти?

-А ничего, обходимся. У нас без врача как-то не болеют. Жив-жив, потом — смотришь — умер. Без хлопот.

Олень и шалашовка

-Скажите! Почему в лагере люди становятся такими ужасными?! Неужели они и на воле были такими, только скрывались?..

Олень и шалашовка

-Общие — это смерть! Но начальником здесь быть — ещё хуже смерти…

Олень и шалашовка

-Великолепно получается! Кто убежал с фронта, дезертир — теперь по сталинской амнистии прощен! Кто не бежал, а дрался и в плен попал — враг. Я на фронте фашистов четыре года бил — значит, я здесь — фашист! А кто в тылу воровал и убивал — тот «социально-близкий»

Олень и шалашовка

-Блатных Сталин любит. Они — «социально-близкие».

Олень и шалашовка

-Сколько лагеря стоят — никогда блатари не работали.

Олень и шалашовка

-Ты фронт забудь! И волю забудь! Здесь — свои законы жизни. Здесь — ГУЛАГ, незримая страна, которой нет в географиях, психологиях и историях, та знаменитая страна, в которой девяносто девять плачут — один смеется!!

Олень и шалашовка

-В лагере — всё можно!

Олень и шалашовка

-Кто в лагере задумываться начинает, тот срока не доживет.

Олень и шалашовка

-Ты тут что? — для мебели?

-Я свою линию веду,я — руководитель.

Олень и шалашовка

-Кому мешают мои книги? Книги не запрещены.

-Как это книги не запрещены? Кто-о это тебе сказал, что книги не запрещены?..