Category Archives: В круге первом

В круге первом

Народ в пословицах не лукавил и не выкорачивал из себя обязательно высоких стремлений.

Реклама

В круге первом

ГУЛаг — такая страна, где взрослый мужчина, работая в день по двенадцать часов, неспособен прокормить сам себя.

В круге первом

Разве вежливыми словами выразишь вой ущемленного?

В круге первом

И Христос в Гефсиманском саду, твёрдо зная свой горький выбор, всё ещё молился и надеялся.

В круге первом

Когда читаешь описание мнимых ужасов каторжной жизни у Достоевского, — поражаешься: как покойно им было отбывать срок! Ведь за десять лет у них не бывало ни одного этапа!

В круге первом

С высоты борьбы и страдания, мудрость великого материалиста оказалась лепетом ребенка.

В круге первом

Каких дураков выращивает сытость!

В круге первом

Хорошо сочинять философию под развесистыми ветками в недвижимые, застойно-благополучные эпохи!

В круге первом

-Лучше умереть, чем до этого дожить

-Лучше — не допустить, чем умереть!

В круге первом

-Избыток — это не прогресс! Прогрессом я признал бы не материальный избыток, а всеобщую готовность делиться недостающим!

В круге первом

Сотни лет поэты и пророки напевали нам о сияющих вершинах Будущего! — фанатики! они забыли, что на вершинах ревут ураганы, скудна растительность, нет воды, что с вершин так легко сломать себе голову?

В круге первом

Особенность тоталитарных стран: трудно в них переворот совершить, но управлять после переворота ничего не стоит.

В круге первом

-Испортить народ — довольно было тридцати лет. Исправить его — удастся ли за триста?

В круге первом

Равнодушие, последняя спасительная реакция организма, стала нашей определяющей чертой. Оттого и популярность водки — невиданная даже по русским масштабам.

В круге первом

В благополучии есть губящая сила. Чтобы продлить его на год, на день — человек жертвует не только всем чужим, но всем святым, но даже простым благоразумием. Так они вскормили Гитлера, так они вскормили Сталина, отдавали им по пол-Европы, теперь — Китай. Охотно отдадут Турцию, если этим хоть на неделю отсрочат всеобщую мобилизацию у себя.

В круге первом

Лидер оппозиции критикует правительство не потому, что оно действительно ошиблось, а потому что — зачем тогда опппозиция?

В круге первом

Всякая партия корёжит и личность и справедливость.

В круге первом

Ум на лбу не написан, честность огнём не светится. Это нам и про социализм обещали, что только в ангельских одеяниях будут руководить, а — какие хари вылезли?

В круге первом

-Нам демократия кажется солнцем незаходящим. А что такое демократия? — угождение грубому большинству. Угождение большинству означает: равнение на посредственность, равнение по низшему уровню, отсечение самых тонких высоких стеблей.

В круге первом

-Мы изголодались по свободе, и нам кажется: нужна безграничная свобода. А свобода нужна ограниченная, иначе не будет слаженного общества

В круге первом

Цели общества не должны быть материальны!

В круге первом

Общество надо строить не «демократическое», не «социалистическое», это всё признаки не из того ряда. Общество надо строить интеллектуальное. Оно обязательно и будет разумным.

В круге первом

Тюремная история учит нас ни одного разговора не откладывать.

В круге первом

-Но один из них будет невиновен!

-Как это — невиновен? Совсем уж ни в чём и не виновен?.. Органы найдут, разьерутся.

В круге первом

У вольняшек не было бессмертной души, добываемой зэками в их бесконечных сроках, вольняшки жадно и неумело пользовались отпущенной им свободой, они погрязли в маленьких замыслах, суетных поступках.

В круге первом

Мы уже в той темноте, что не отличаем изменников от друзей. Кто князь Курбский? — изменник. Кто Грозный? — родной отец.

В круге первом

Атомная бомба у коммунистов — и планета погибла.

В круге первом

Подозрение — это ещё не докозательство!

В круге первом

О, самонадеянные американцы! Они дождутся-таки сплошной коллективизации фермеров! Они — заслужили…

В круге первом

Наша способность к подвигу, то есть к поступку, чрезвычайному для сил единичного человека, отчасти создаётся нашею волей.

В круге первом

В исторической перспективе ошибки деятелей всегда видней — а поди их не сделай!

В круге первом

Но что мы делаем? Мы на этих шарашках преподносим им реактивные двигатели! ракеты фау! секретную телефонию! и может быть атомную бомбу? — лишь бы только было нам хорошо? И ИНТЕРЕСНО? Какая ж мы элита, если нас так легко купить?

В круге первом

Человек верит главным образом тому, чему он хочет верить

В круге первом

-Страна должна знать своих стукачей!

В круге первом

Арестант, отосланный на этап, не может оказаться прав ни в чём.

В круге первом

В тюрьму попадают лишь те, у которых в какой-то момент не хватило ума.

В круге первом

Общий мировой закон: побеждает тот, кто жестче. В этом, к сожалению, вся история и все пороки.

В круге первом

История для марксиста наука не трудная.

В круге первом

Партийная работа требует всего человека без остатка

В круге первом

Кто благороднее профсоюзов мог попросить правительство об удлинении рабочего дня и недели? о повышении норм выработки и снижении оплаты за труд? Не было у горожан пищи или не было у них жилищ — кто приходил на помощь, как не профсоюз, разрешая своим членам по выходным дням копать коллективные огороды и в часы досуга строить государственные дома?

В круге первом

Мысли, безусловные ночью в полусне, оказываются несостоятельными при свете утра.

В круге первом

К высокой цели ведут только высокие средства

В круге первом

Похвала — это выпкускной клапан, она сбрасывает наше внутреннее давление, и поэтому всегда нам вредна. Напротив, брань, даже самая несправедливая — это всё топка нашему котлу, это очень нужно.

В круге первом

Рабочего проверяют по его продукции. А вот проверить инженера, проверить учёного?

В круге первом

Арестанты всегда хитры и ленивы, они всегда стараются не работать, если это возможно.

В круге первом

Это поразительное свойство людей — забывать! Забывать, о чем клялись в Семнадцатом. Забывать, что обещали в Двадцать Восьмом. Что ни год — отуплённо, покорно спускаться со ступеньки на ступеньку — и в гордости, и в свободе, и в одежде, и в пище, — и от этого ещё короче становится память и смирней желание забиться в ямку, в расщелинку, в трещинку — и как-нибудь там прожить.

В круге первом

К аресту не дают приготовится, к нему не исповедуешься, не причащаешься, не кончаешь своих расчётов с жизнью

В круге первом

Заключенные всегда недовольны, делай им хоть хорошо, хоть плохо…

В круге первом

Ничего не дает нам бесплатно ни наука, ни жизнь.

В круге первом

Большевики настолько беззастенчиво приспосабливаются к моменту, что понадобься нынче провести ещё одно повальное крещение Руси — они бы тут же откопали соответствующее указание у Маркса, увязли бы и с атеизмом и с интернационализмом.